График работы:
Понедельник - пятница –
с 9:00 до 19:00 ч.

Суббота –
с 10:00 до 14:00 ч.

Воскресенье –
выходной день

ГлавнаяНовостиК 75-летию Великой Победы

 

 

 

К 75-летию Великой Победы

   Приближается  юбилей  Великой Победы.  К сожалению,  ветераны  уходят от нас, но память о том, что пережили те, кому довелось воевать на той войне, не должна уйти вместе с ними.  Соль-Илецкая центральная библиотека готовит сборник воспоминаний своих земляков – участников Великой Отечественной войны.

   Сегодняшняя правда такова, что героев, которые прошли все те страшные годы, становится всё меньше. А значит, исчезает живая память. Все же хочется, чтобы слова: «Никто не забыт и ничто не забыто», всегда были актуальными. Поэтому священный долг каждого поколения: сохранить имена солдат-защитников Родины для своих потомков. Ветераны рассказывают о тех событиях, участником которых они были наравне с другими и знали в самых мельчайших подробностях, не понаслышке.  То, о чём они рассказывают, не является чем-то неординарным. Просто рассказы, десятки рассказов о войне - какой они ее запомнили. Один абзац - чья-то история. Предлагаем вашему вниманию несколько из них.

Пушкин в Берлине

Воспоминания участника Великой Отечественной войны В. Пущаева.

Разные бывали случаи на фронте. Многие из них остаются в памяти на всю жизнь. Это было в апреле 1944 года, когда мы освобождали Одессу. Наша артиллерийская часть поддерживала пехотинцев, которые наступали по Пушкинской улице. В доме № 13 по этой улице была когда-то открыта экспозиция, рассказывающая о жизни и творчестве А. С. Пушкина.
Во время наступления наши разведчики вместе с пехотинцами блокировали, а потом проникли в это здание. Когда оно было очищено от врага, разведчик В. И. Майоров оказался в библиотеке, где находились сочинения А. С. Пушкина.
-Все там было разбросано, многое изодрано и порвано, — вспоминал он. — Но меня привлекла одна книга. Уж больно переплет и подписи были красивы. Я ее подобрал и положил в вещевой мешок. А когда освободили Одессу, на отдыхе развернул книгу и стал читать стихи. Ко мне подошли остальные разведчики, связисты, радисты. Стали рассматривать книгу. И тогда стоявший рядом командир отделения связи украинец Иван Тедич сказал:
- Ты витдай книгу старшему лейтенанту Васылю Пущаеву, вин до войны был учителем в Оренбурзье.
Так книга попала ко мне. Известно, что на фронте не всегда было время читать, да и думать о книгах часто было некогда. И вот этот томик нам пригодился.
В батарее были люди с образованием от 2-х до 7 классов. О Пушкине они слышали, некоторые стихи читали, но очень давно. И вообще о жизненном пути и его творчестве представление имели туманные, поверхностные.
Прослышал об этом комиссар батареи старший политрук Афанасий Трофимович Жужа. Oн вызвал меня к себе и мы договорились провести ряд политинформаций о Пушкине, положении трудящихся, государственном строе в России, о войне 1812 года.
Первую политинформацию провел он. Кратко остановившись на жизненном пути поэта, комиссар уделил большое внимание Отечественной войне 1812 года. Рассказал немного о декабристах. Бывший секретарь Херсонского горкома партии Афанасий Трофимович хорошо знал русскую историю и литературу.
Следующие политинформации проводил я. Подробно рассказывал о декабристах, связях Пушкина с ними. Читал, а некоторые наизусть, произведения поэта, комментировал их. Особенно волновали бойцов своим содержанием стихи «Вольность», «Деревня», «К Чаадаеву», «Памятник» и др. Поэму «Цыгане» читал, когда наши войска пришли в Бессарабию. Некоторые солдаты не знали, что там бывал Пушкин.
- Захватим плацдарм на правом берегу Днестра и обязательно побываем в тех местах, где бывал наш земляк Пушкин, - говорили воины.
Теперь Пушкина стали называть земляком.
Получилось так, что плацдарм заняли, но потеряли многих своих товарищей: связиста Данилова, механиков-водителей тракторов Ерохина, Дынника, разведчика Дрякина и других. Но томик Пушкина сохранили. Ведь он помогал нам в боях.
Потом были формировка и пополнение части, переброска армии под Ковель. Дальше бои в Польше, форсирование Одера и наступление на Берлин.
Александр Пушкин был все время с нами. 2 мая 1945 года пал Берлин. Наши батареи находились всего в 300-500 метрах от рейхстага.
После окончания боев мы побывали в рейхстаге, сделали надписи, сфотографировались. А когда вернулись в батареи, кто-то спросил:
— А где же наш земляк А. С. Пушкин?
И тут старшина батареи И. С. Кошеленко показал томик стихов и громко выразительно прочитал:
Слух обо мне пройдёт по всей
Руси великой,
И назовёт меня всяк сущий
В нём язык,
И гордый внук славян, и финн,
И ныне дикий
Тунгус, и друг степей калмык…

Пущаев, В. Пушкин в Берлине / В. Пущаев // За коммунистический труд. – 1984. – 8 мая. – С.3


Последний бой

Грудь Абдрахмана Кенесовича Исмагулова украшают ордена Боевого Красного Знамени, Красной Звезды, медали. Солдат прошел через горнило войны, имеет пять ранений.
...37-я Гвардейская, Речецкая, Краснознаменная, ордена Суворова стрелковая дивизия с тяжелыми боями подходила к Одеру. Приказ штаба фронта был лаконичен и краток - с ходу форсировать водную преграду.
Форсировали на подручных средствах - плотах, лодках. Вода в реке кипела от разрывов бомб и снарядов. То там, то здесь слышались крики раненых бойцов. Но вот и вражеский берег. Помощник командира пулеметного взвода гвардии старший сержант Исмагулов, принявший после гибели командира командование на себя, одним из первых устремился вперед, увлекая за собой расчеты. Но в это время вражеская авиация отрезала взвод от главных сил. Завязался неравный бой.
Абдрахман Исмагулов лежал за пулеметом «максим», стрелял короткими очередями. Горстка храбрецов продолжала сражаться уже несколько часов с превосходящими силами противника. В это время к нему подбежал красноармеец из другого расчета:
-Командир, пулемет разбит. Все погибли. Остался я один.
Быстро оценив обстановку, Исмагулов приказал:
- Собери всех из других расчетов. И раненых, кто может держать оружие.
Их всего осталось семь человек и один «максим», за которым был командир.
-Впереди нас, метрах в тридцати - дзот. Там немцы. Бьют из пулемета. Не уничтожим их - не выстоим. Немного помолчав, Исмагулов добавил:  "Отвлеките огонь". Затем взял гранату и перемахнул через бруствер
Спустя несколько минут раздался взрыв, и бойцы услышали голос своего командира:
Вперёд! За мной! Ура-а!
Десять вражеских атак отбил небольшой отважный гарнизон, пока не подошли основные силы дивизии. Но Исмагулову его брать не пришлось. Он был тяжело ранен. За совершенный подвиг Абдрахман Кенесович Исмагулов был награждён орденом Боевого Красного Знамени.

Ануфриев, Н. Последний бой. / Н. Ануфриев // За коммунистический труд. – 1978. – 9 мая. – С. 2

 

 
Заключительный штурм

Воспоминания фронтовика Василия Пущаева

25 апреля 1945 года начался заключительный штурм столицы фашистской Германии.
Мне тоже вспоминается эта ночь. Низко плыли черные лохматые облака. Шел мелкий дождь. Земля, казалось, дремала, изредка вздрагивая от далеких взрывов.
К стрельбе было все готово. Мы, командир батареи гвардии капитан П.И. Коптев, командир взвода управления гвардии старший лейтенант В.В. Бородин, командир разведки старший сержант И. М. Шутов, я и другие, в это время находились на наблюдательном пункте вместе с пехотой. Рядом вплотную со стенами домов стояли танки.
Недалеко от нас в большом пятиэтажном доме расположился пункт командующего армией.
Так уж требует обстановка боевых действий в больших городах, когда наблюдательные пункты командиров полков, дивизий, а иногда и армий находились рядом с НП мелких подразделений.
Мы же, "сталинградцы", этому научены были еще в боях в городе-герое на Волге. Штурм зданий для нас был не новым делом.
В окна был виден Берлин. Вернее часть его, так как весь город охватить взглядом было нельзя. Он раскинулся по обе стороны реки Шпрее. На десятки километров.
У нас на пункте никто не спал. Да мог ли кто уснуть, если через несколько минут начнётся артиллерийская подготовка? | Командир батареи капитан П. И. Коптев посматривал на часы и о чем-то шепотом вел разговор с командиром взвода управления В. В. Бородиным.
Потом командир батареи, поглядывая на часы, взволнованно командует дежурному связисту Бильдинову:
- Передавай па батарею. Зарядить орудия! Натянуть шпуры!..
...И тысячи орудий всколыхнули землю. Тысячи трасс делают залпы «Катюш». Дрогнул, закачался под ногами пол. Начался решительный штурм фашистского логова.
С наблюдательного пункта нам было видно, какая мощь огня обрушилась на врага. Впереди нас рушатся дома, превращенные в крепости, взлетают вверх завалы и баррикады, перегородившие улицы. Это работа наших батарей.
- Молодцы, ребята! – вскрикивает связист Тулей Бильдинов, мой земляк из колхоза имени 1 Мая Соль-Илецкого района. Молодой, подвижный, жизнерадостный казах.
Вскрикнуть его заставило то, что он увидел, как рухнуло здание, по первому этажу которого били наши батареи. Противник вёл огонь со всех этажей, мешая нам продвигаться вперёд, нанося потери пехоте и танкам. Подавив огонь узлов сопротивления, артиллерия, «Катюши», миномёты прекратили стрельбу. Мы вместе с пехотой стали продвигаться вперёд, отбивая у врага каждый этаж, каждое здание.
Повсюду схватки носили ожесточенный характер. Особенно большие потери танкам наносили фашисты фауст-патронами. В первый день наши подразделения продвинулись до 4- х километров. Для боев в городе это отличные результаты. Наступление шло беспрерывно днем и ночью, без передышек.
На фронте бывает всякое. Помню, уже на пятые сутки наступления в Берлине мы заняли НП в одном из только что отбитых у врага зданий. Казалось, что все этажи, подвалы, чердаки были очищены от фашистов. Но, пользуясь темнотой, враги кое-где в развалинах остались, надеясь потом пробраться к своим. Видя безвыходное положение, они свирепствовали.
Радист Федюрко услышал подозрительный шорох в соседней комнате. Оставив у рации ефрейтора Сергеева, он направился туда. Приоткрыв дверь, стал всматриваться. В ответ – автоматная очередь. Он упал, смертельно раненный в грудь. Пуля пробила комсомольский билет, который он носил в левом кармане гимнастёрки, и попала в сердце. Фашисты пытались спастись бегством, но их настигли наши пули.
Так, за несколько десятков часов до капитуляции погиб наш товарищ, боец, комсомолец. В боях за Берлин погибли разведчик Стародубцев и другие солдаты. Были раненые.
Завтра 1 Мая. Какие вести мы сообщим Родине? Мы в центре Берлина. К нему мы пробивались сквозь стены и каменные завалы. Рейхстаг совсем рядом. Враг ожесточенно сопротивляется — наш напор усиливается.
1 Мая 1945 года провели в боях. День пролетел, как мгновение. Все устали до предела, но держатся. Хочется спать, но спать нельзя: канун конца войны!
Зато советские люди, Родина, наши города и села веселились! В полдень 2-го мая берлинский гарнизон капитулировал.
Мы вышли на улицу. Вокруг тишина, от которой все отвыкли. Лица бойцов усталые и радостные. Это было настоящее счастье солдата! Потом мы расписались на мрачных стенах Рейхстага...

Пущаев, В. Заключительный штурм / В. Пущаев // за коммунистический труд. – 1986. - 1 мая. – С. 2

 

Видео

 

Яндекс.Метрика

© 2012 МБУК "МЦБС" Соль-Илецкого района. Все права защищены.