ГлавнаяИстория г. Соль-Илецка

История города Соль-Илецка

На самом юге Южного Урала есть небольшой городок, в названии которого его своеобразность и судьба: Соль-Илецк. Пожалуй, нет в России другого такого города, где так счастливо сочетаются Хлеб и Соль. Зимой он утопает в сугробах, ежится под ударами морозов. Летом плавится под лучами нестерпимо жаркого солнца, пахнет полынью. А под городом, глубоко под землей, сверкают сказочные дворцы – соляные копи. Издревле здесь добывают соль.

Основание города

В апреле 1743 года был основан город Оренбург. С 40-х годов XVIII века начинают возникать первые горные заводы, развивается торговля, значительно увеличивается население губернии. Поиски новых источников дохода заставили местную оренбургскую администрацию и правительство обратить внимание на илецкую соль и объявить её государственной собственностью.
7 мая 1753 года правительствующий Сенат объявил Илецкое месторождение соли собственностью казны. Это окончательно ликвидировало башкирский соляной промысел и илецкие соляные богатства 24 мая 1754 года указом Неплюева были объявлены государственной собственностью. Здесь было создано государственное промышленное предприятие – Илецкий соляной промысел.
Оренбургская соляная контора на первых порах сдала промысел в аренду на четыре года сотнику Оренбургского казачьего полка Алексею Углицкому.

Летом 1754 года Углицкий построил небольшое укрепление, получившее название Илецкая защита. В этой крепости разместились казармы, склады, продовольственный магазин, церковь, по углам пушки. 1754 год и считается годом основания города.
8 февраля 1770 года на должность начальника правления Оренбургских соляных дел был назначен П.И. Рычков. Он ревностно занялся организацией илецкого соляного промысла. Рычков стремился организовать добычу соли шахтным способом, считая его самым наилучшим.
Основным, решающим вопросом для всей Оренбургской губернии XVIII века был вопрос о рабочей силе. Новый, необжитый край с редким населением, нуждался в огромном количестве поселенцев, способных поднять производительные силы.

Илецкая Защита во времена Пугачевского бунта

Одним из методов пополнения населения Оренбургского края была высылка различных преступников, осужденных на каторгу и ссылку суровыми законами XVIII века. В 1771 году в самой крепости было 40 «обывательских» домов, две небольшие церкви – деревянная и каменная, квартиры офицеров, казармы для двух рот солдат, соляная контора и др. Поселенцы строили дома из гипсовых плит, известняка, деревянных стоек и кольев, переплетенных тонким тальником и обмазанных глиной, смешанной с соломой. Постройки были оштукатурены с обеих сторон, что и придавало зданиям прочность и вид каменных.

Труд на промысле был тяжелым. Каторжане хорошо знали настоящую цену соли. С них ни днем ни ночью не снимали кандалы. Рубил здесь соль и Афанасий Соколов (Хлопуша), будущий пугачевский атаман. В период пугачевской осады Оренбурга, один из руководителей этой осады Максим Шигаев, отправил А. Соколова для занятия Илецкой защиты. 16 февраля 1774 года Соколов выступил из Берд с четырьмя сотнями заводских крестьян, несколькими казаками и двумя пушками. Подойдя к Илецкой защите, он окружил её. После нескольких выстрелов 130 оренбургских и сакмарских казаков, бывших в укреплении, перешли на сторону повстанцев. Повстанцы ворвались в Илецкую защиту, ранили смертельно капитана Варачева и подпоручика Исаева, выпустили всех арестантов и захватили все промысловое имущество и деньги.
После разгрома народного восстания, Илецкая защита была восстановлена. По распоряжению сената в 1775 году из Тобольска в Илецкую защиту была пригнана партия колодников в количестве 300 человек, осужденных навечно на каторжные работы. На протяжении более четверти века эти люди, закованные в кандалы, занимались добычей каменной соли.

«Устроитель Илецкой Защиты» (Г.Н. Струков)

В 1816 году полковник Струков переведен на гражданскую службу и «переименован» в действительные статские советники. Указом Александр I назначен управляющим Илецким соляным промыслом, преобразованным через два года в правление.
Наиболее значимым результатом деятельности Струкова являлась крепость Илецкая Защита, и не только сама крепость, но и соляной промысел, и прекрасная каменная церковь в греческом стиле, и общественный парк, и больница, и почта, и первая школа и многое другое. С 1820 года начинается плановое строительство города. Специальным Указом сената от 24 августа 1820 года было объявлено: дома по берегу озера на соляном флице снести на другие места по плану. Строительство было очень интенсивным в течение всего XIX века. Все это, отмечал В. Греков, «обязано своим устройством исключительно энергии и деятельности Струкова».

XIX век

11 сентября 1824 года царь Александр I, путешествовавший по Российской империи, прибыл в город Оренбург, а 13 сентября «государь ездил на реку Урал, в крепость Илецкую защиту, где осмотрел богатства природы, состоящие из каменной соли, и все заведения, относящиеся к разработке и развозке соли». В журнале «Отечественные записки» за 1925 год был опубликован материал Петра Михайловича Кудряшева о пребывании Александра I в Оренбургском крае. В частности о посещении Илецкой Защиты там говорится: «13 сентября, в 6 часов утра, Государь Император изволил отправиться в Илецкую Соляную Защиту, состоящую в Киргизской степи, близ небольшой реки Илек, впадающей в Урал, и целой России известной каменной солью. В Илецкую Защиту Государь прибыл в 11 часов утра и следующие за тем три часа изволил посвятить осмотру оной. Сей осмотр был начат с наружной разработки соли и действия машин, поднимающих эту соль и накопляющуюся в глубине разработки воду. Его величество, одобрив богатство и превосходное качество соли, изволил отправиться на шахту подземельной выработки, а оттуда в верхний замок, построенный на довольно высокой горе, где входил в комнату, занимаемую ссыльнорабочими людьми худого поведения. На обратном пути из замка Государь Император изволил быть в церкви, потом отправился в так называемый большой замок, в котором, осмотрев казармы, занимаемые солдатами и ссыльнорабочими людьми, и отведав приготовленную для сих последних пищу, пожаловал в артели их по 100 рублей».
В опубликованном материале говорится о посещении Александром I Гипсовой горы, где к его приезду в 1824 году был построен «оборонительный» тюремный замок. Строили его ссыльные каторжники из гипсовых и известковых плит. Он был предназначен для заключения наиболее опасных преступников. После посещения Илецкой Защиты император, будто, сказал: «Место богатое, - жаль, что оно не на берегу Волги».

Соль-Илецк в годы Великой Отечественной войны.

Город-труженик Соль-Илецк в годы Великой Отечественной войны стоял вровень с городами-воинами. В первый же день в военкомат потянулись добровольцы. В первые недели и месяцы войны в действующую армию из Соль-Илецка ушло около 4000 человек. Места воинов у станков, на тракторах и комбайнах занимали женщины, старики подростки. За время войны резко ухудшилось материальное, жилищно-бытовое положение жителей, так как город был переполнен эвакуированным населением из прифронтовой полосы. На 1 февраля 1942 года в городе было размещено 4245 человек; количество эвакуированных все время росло. Кроме того, здесь были размещены несколько крупных госпиталей, детские дома, некоторые предприятия, воинские части.
На территории города с осени 1941 до июня 1944 года работал эвакуированный из Одессы станкозавод. В городе размещалась школа штурманов.
Много воинов из Соль-Илецка было в 348-й стрелковой дивизии, формировавшейся в Оренбургской области. Перед отправкой на фронт в передовой колхоз района «Трудовой актив» пришли представители дивизии. Герой Советского Союза полковник Александр Иванович Городничий на общем собрании вручил жителям села знамя своей дивизии.

О том, как воевали жители района, говорит хотя бы такой факт: на полях сражений ковали победу 12 тысяч наших земляков, из них 350 женщин. Из 12 тысяч воинов, ушедших на фронт, более четырех тысяч награждены орденами и медалями. Четверо удостоены высшей награды – звания Героя Советского Союза. Это Михаил Петрович Колесников из Соль-Илецка, Григорий Романович Ефименко из совхоза им. Цвиллинга, Иван Дементьевич Беляков из села Буранного и Валентин Федорович Пацюченко из села Перовки, а Петр Иванович Горбунов из села Линевки стал полным кавалером ордена Славы. Среди павших 3838 земляков. Им сооружен памятник в Соль-Илецке.

Эвакогоспиталь № 3332

 

Их подвиг на войне, в жару и в стуже,
Спасёнными не будет позабыт.
В петлицах их змеёй фиал обвит.
Их знанию судьба и смерть уступят.
В миг, когда жизнь на волоске висит.
                                      Дэнин Валерий
      Среди всех войн на земле самой кровопролитной была Вторая мировая война (1939-1945). Для Советского Союза это была Великая Отечественная война 1941-1945 гг. В это тяжелое время медицинские работники проявляли подлинный героизм и преданность своему отечеству. Ни на час не гасили свет в госпиталях и больницах. Именно здесь, в тылу, начинала усиливаться боль, воспалялись пулевые и осколочные прострелы, подскакивала температура. Стонали, плакали, метались в тяжелом бреду изувеченные войной люди. Хирургические кабинеты – бастионы борьбы за жизнь – не закрывались ни днем, ни ночью. Шли операции. Нагрузка на медицинский персонал была невероятно высокой. Медсестры от напряжения, вида крови и страшных ран сами падали в обморок, поднимались и снова продолжали работу. Глотали слезы, шептали: "Потерпи, миленький" и сами вместе с ранеными терпели. Благодаря советским медикам: 72,3% раненых и 90,6% больных воинов снова были возвращены в боевой строй. Таких результатов не знала в годы Второй мировой войны ни одна из воевавших стран. Медицинские работники вернули в действующую армию почти в 2 раза больше раненых, чем медики Германии (72,3% против 40%) . В армию было возвращено 7 миллионов бойцов и командиров.
    Пройдут годы и десятилетия, но в памяти народной навсегда останутся огненной строкой 1941-1945 – годы Великой Отечественной войны. Память о них хранят документы и фотографии.
     Спустя два года после начала военных действий в городе Соль-Илецке был развернут эвакогоспиталь № 33/22. Он был рассчитан на одноразовый прием 700 человек и был одним из крупных в Оренбургской области. Эвагоспиталь состоял из семи отделений: первое и второе – в основном корпусе ЦРБ, третье – в инфекционном отделении, четвёртое и пятое – в клубе НКВД (клуб им. Дзержинского), шестое и седьмое – в школе № 1.
      Первый эшелон больных принимала дежурная медсестра Анастасия Васильевна Припадчева. В основном это были 23-х 25-ти-летние военнослужащие кадровой армии. Позже будут поступать раненые разного возраста, но очень много 18-летних. По железнодорожной ветке рудника санитарный поезд подходил к больнице, и девчата на носилках переносили раненых в санпропускник, где их мыли, переодевали, распределяли по отделениям и отвозили на конных повозках.
      В эвакогоспитале трудились хирурги Владимир Владимирович Чернов, Тамара Ивановна Аникина, Татьяна Владимировна Чернова, врачи Зинаида Ивановна Этманова, Мария Петровна Реснянская, Александра Андреевна Буряк, Соловьева, Кувшинова. Медицинские сестры милосердия отдавали частичку своей души, чтобы исцелить раны, выходить бойцов. Это Антонина Михайловна Каширина, Анна Фёдоровна Николаева, Анастасия Васильевна Припадчева. Евдокия Ивановна Ремизова, Ю.И. Уткина, М.Г. Шмелёва, М.А. Ховрина. Рядом с медсёстрами работали санитарки Лидия Бабенко, Раиса Васильевна Косых – Горбуненко была самой молодой из них. В 14 лет пришла она в госпиталь, и всю жизнь затем проработала в больнице. В.Н. Курочкина, операционная сестра с 1942 по 1948 годы, очень живо вспоминала о работе в этот период, особенно ей запомнился случай с молодым солдатом. После многочисленных операций на культе улучшений не наступало. Нужна была реампутация, но его состояние было таковым, что наркоз он мог не выдержать. Хирурги решили сделать её под местной анестезией, но для костной операции это было все равно, что без обезболивания. И этот парень, превозмогая боль, пел песни на протяжении всей операции. Весь медперсонал плакал.
     Врачи справлялись с неимоверной нагрузкой, и даже в самых жутких и нечеловеческих условиях выполняли клятву Гиппократа. Ежемесячно проводилось до 150 операций, а хирургов было всего трое. Помогали делать операции молодые девушки-медсёстры Евдокия Ремизова, Клавдия Фурсова, Мария Сластинкова, Мария Цыганкова. Большую работу на соль-илецкой земле проделал в годы войны врач-хирург Владимир Владимирович Чернов. Он сделал в общей сложности 5 тысяч операций воинам, находившимся на излечении в госпитале, спас сотни человеческих жизней, за что был награжден орденом Ленина. В Соль-Илецке до сих пор помнят имя этого человека.
     Хирург Т.И. Аникина перед самой войной закончила мединститут. Из-за того, что на руках был маленький ребёнок, её направили в тыловой госпиталь в Соль-Илецк. Несколько сотен умело проведённых операций и столько же спасённых жизней на счету у этой женщины. В послевоенные годы она стала профессором Первого Московского медицинского института имени Сеченова. Тамара Ивановна внесла существенный вклад в совершенствование преподавания оперативной хирургии и топографической анатомии в мед. вузах СССР. Она - автор учебных таблиц, многочисленных методических пособий; соавтор курса лекций и учебника по оперативной хирургии и топографической анатомии для студентов медицинских вузов. Её трудовая деятельность отмечена орденом «Знак Почета» и медалью.
   Госпиталь постоянно испытывал большую нужду в лекарственных препаратах, медикаментах, особенно таких, как стрептоцид, эфир и хлороформ для наркоза. Хронически недоставало ваты. Аптекоуправление отпускало лечебным учреждениям в качестве ее заменителя мох в виде мелкой пыли. Но из-за большого содержания в нём камней использовать его было невозможно. Врачи вынуждены были нарушать медицинские инструкции и накладывать повязки без ваты, прямо на марлевую салфетку.
    Госпиталю иногда не хватало простейших подручных средств. Например, из-за нехватки носилок не раз приходилось задерживать разгрузку санитарного поезда. Многие медработники не имели опыта работы, ведь приходилось в кратчайшие сроки проходить обучение на сестринском отделении фельдшерско-акушерской школы. Таковы были условия военного времени, не говоря уже о том, что раненных было много, особенно в первый год войны. Палаты были переполнены, кровати ставили в коридорах.
    Хозяйственное обеспечение госпиталя, как отмечалось в документах, было удовлетворительное. Хотя постоянно не хватало: угля и дров. В летние месяцы шахта «Северная», занимавшаяся обслуживанием эвакогоспиталя, поставляла в день 2-3 тонны угля в среднем, в то время, как минимальная потребность была 6-7тонн, и это не говоря уже о создании какого-либо запаса топлива на зимний период. Такие же трудности были и с жидким топливом. Так, на август 1942 года облплан отпустил госпиталю 25 кг. керосина, а минимальная потребность составляла 80 кг. Иногда случались перебои с продовольствием, главным образом с выдачей печеного хлеба (из-за отсутствия топлива на местном хлебозаводе). Центральное водоснабжение отсутствовало, т.к. после пожара в 1944 году буровой колодец прекратил подачу воды. После этого приступили к бурению нового колодца, но дело затягивалось. Отсутствие воды поставило госпиталь в чрезвычайно тяжелое положение: приходилось подвозить воду бочками на лошадях за 1,5 км. Суточная потребность эвакогоспиталя в воде составляла 600 вёдер. Центральной канализацией, находившейся в главном здании госпиталя и рассчитанной на 100 человек, пользовались 250 человек, что приводило к частым поломкам.
      Днём женщины ухаживали за ранеными, а вечером шли на огороды, где выращивали овощи для госпиталя. Подсобное хозяйство составляло ни много – ни мало 75 гектаров земли. Сеяли просо, картофель, бахчевые и другие культуры. На 15 сентября 1942 года заготовили: картофеля – 26600 кг, арбузов – 13000 кг, дынь – 658 кг, лука – 2100 кг. Засолили огурцов 4500кг, 10700 – помидоров, 2200 – моркови, 1000 кг. свеклы. У госпиталя имелась собственная гужевая сила, так в 1943 году было 14 лошадей. По выходным дням многие ездили на колхозные поля, помогали убирать урожай. Было тяжело, трудно, голодно. Больным выделяли по 600 граммов хлеба, работникам госпиталя по продовольственным карточкам – столько же. Но, несмотря на все трудности, жили дружно, делили вместе радость и горе. Врачи, медсёстры, санитарки, обслуживающий персонал госпиталя – они находили в себе силы поддерживать душевное состояние раненых солдат. Их силами вместе с больными был организован драмкружок, дававший спектакли, ежедневно проводилось чтение газет по палатам. Школьники выступали с концертами. Часто перед ранеными выступали приезжие артисты. Например, давали концерты артисты агитвагона Чкаловского обкома партии, Цыганский государственный ансамбль, эвакуированный к нам в Чкаловскую область Ленинградский малый академический театр.
      Раненобольные активно участвовали в регулярном выпуске стенгазеты. Так, за 1942 год в одном из отделений госпиталя было выпущено 20 номеров стенгазеты и общегоспитальных – 23. Вот некоторые темы этих стенгазет: «О военном займе 1942», «Дисциплина – залог победы», «О сбережении социалистического имущества». Евдокия Ивановна Ремизова, медсестра эвакогоспиталя вспоминает: «В госпитале лечился Владимир Куприянович Белюга, старший лейтенант. Тяжелораненый, на костылях, он на карте, висевшей на стене, указывал передвижение нашей армии, отмечая флажками взятые города. Как только раздавался по радио голос Левитана все, затаив дыхание припадали к чёрным тарелкам и слушали последние сообщения. Особенно мне запомнилось, как сражались за Харьков: несколько раз он переходил из рук врага к нам и, наконец, наши войска освободили город. Мы все радовались этому. У нас было немало эвакуированных и раненых оттуда»
       Раненые солдаты много читали. При госпитале была организована небольшая библиотека. В 1942 году она насчитывала 150 книг. А уже в начале 1943 года по просьбе госпиталя райком партии райком комсомола провели дополнительный сбор книг для этой библиотеки, и она пополнилась ещё на 350 книжных экземпляров.
     Местный промкомбинат занимался изготовлением для госпиталя различных игр: шахмат, шашек, домино. Так, что людям, находившимся на излечении, было чем заняться.
Кроме этого в госпитале велась профессиональная подготовка. Например, в апреле 1943 года здесь начали функционировать двухмесячные курсы колхозных счетоводов для инвалидов Отечественной войны в составе 17 человек, создавались курсы животноводов.
    В июле 1943 года на базе эвакогоспиталя 33/22 создали санаторий для инвалидов Отечественной войны. Начало реорганизации было положено 8 июля 1943 года письмом от Наркома здравоохранения. Санаторий был рассчитан 200 коек, и курс лечения в нём устанавливался в 45 дней. Санаторий обслуживал Чкаловскую и ряд других областей. Он являлся специализированным лечебным учреждением, применяющим комбинированные методы лечения естественным курортными факторами в сочетании с физиотерапией, лечебной физкультурой и лечебным питанием.
    В задачи санатория входило долечивание с максимальным восстановлением трудоспособности. Для осуществления методов лечения использовали грязевые, климатические факторы курорты. Коллектив обслуживающего и медицинского персонала санатория составлял 127 человек. Уже к 20 августа 1943 года были распределены первые путёвки. Чкаловская область получила 50 мест, Саратовская – 50, Пензенская – 20, Сталинградская и Куйбышевская – по 40 мест.
      Для того, чтобы правильно использовать и осуществлять методы лечения, необходимо было вновь организовать работу Соль-Илецкого курорта, и эта работа была проведена. Дело в том, что в начале Великой Отечественной войны курорт был законсервирован. Здания его были отданы под склады Народного Комиссариата Обороны. Имущество и оборудование курорта розданы различным организациям. В таком состоянии консервации курорт находился в течение двух лет. Учитывая большое значение и эффективность природно-климатических факторов для лечения и выздоровления больных командование эвакогоспиталя, несмотря на все трудности, решило восстановить грязелечебницу.
     Началась кропотливая и трудоемкая работа. Специально создавали бригады из выздоравливающих раненых. Среди них были слесари, плотники, кузнецы, столяры. Собственными силами были изготовлены необходимые принадлежности и оборудование: кушетки, души, восстановлены ванны.
      С июня 1943 года при эвакогоспитале 33/22 начал работать курорт. В грязлечебнице имелись 2 процедурные комнаты с 13-ю ваннами, 3 душа, 15 кушеток, имелись отдельная комната для отдыха, перевязочная и кабинет врача. Для тяжелобольных при грязлечебнице открыли небольшой стационар на 50 коек. Пропускная способность грязелечебницы была до 50 процедур в час.
     Как правило, основными процедурами были, прежде всего, грязевые аппликации, комбинированная грязь, водолечение. С 1 июня по 1 октября 1943 года было проведено лечение 1770 больных. Грязелечебница при эвакогоспитале обслуживала также санаторий для инвалидов Отечественной войны, и кроме этого ежемесячно 10 путёвок получал райздрав для амбулаторного лечения больных. Таким образом, в Соль-илецком эвакогоспитале были излечены многие сотни бойцов, продолжавших героически сражаться с врагом и приближать час Победы.
     После окружения и пленения фашистских войск под Сталинградом в 1943 году в Соль-Илецк прибыл поезд с больными немецкими солдатами. Их нужно было лечить. Естественно, лечение военнопленных – трудный процесс, особенно в морально-психологическом плане. Показательным в этом смысле являются воспоминания врачей, лечивших военнопленных. Профессор Т.П. Парменова-Аникина вспоминает: «Пленные немцы прибыли в ужасном состоянии. У больных пеллагрой была ослаблена умственная деятельность, кожа в экземе. Они ходили под себя, за ними необходимо было все время убирать. Соль-илецкие вдовы кормили с ложечки военнопленных, а потом брели домой к своему скудному тыловому пайку по карточкам. Чтобы не сойти с ума, я ходила в советское отделение госпиталя и делала операции нашим бойцам. Но и немцев, очень многих, мы вырвали у смерти». 

     Содержание воспоминаний показывает сложное душевное состояние авторов: как врачи они осознают необходимость лечения искалеченного больного человека, но как граждане они не могут примириться с этой необходимостью в отношении солдат вражеской армии, когда нет возможности лечить хорошо своих бойцов. Такое настроение было распространенно практически среди всего медицинского персонала, лечившего военнопленных, и преодолевалось лишь с течением времени. Но, несмотря на тяжёлые моральные и физические условия военного времени, был налицо факт гуманного отношения к солдатам вражеской страны.
     Эвакогоспиталь действовал до августа 1945 года, затем был расформирован, а в школе № 1 до 1948 года располагался санаторий. Как напоминание нам, потомкам, об этих героических днях, на здании школы установлена памятная доска.

 

 

Улицы и памятные места Соль-Илецка

Рассматривая карту города Соль-Илецка, датированную 1876 годом, которая находится в районном краеведческом музее, мы можем увидеть, что город в то время имел довольно пустынный вид – два кладбища, расположенные неподалеку друг от друга вдоль речки Песчанки. Выделяется лишь один оазис: за тюрьмой, где улица Садовая, находилась летняя база отдыха купца Каргина. Это был великолепный сад, состоявший из рассаженных аллеями акаций, карагача, серебристого тополя. Там же, на берегу Городского озера, функционировала лодочная станция.
Особый интерес вызывают улицы города, а точнее их названия. Свое прежнее имя сохранили три городские улицы: Садовая, Уральская и Овражная. Названия остальных менялись с течением времени по разным причинам, но чаще это происходило с переменами во властных структурах. В 1876 году нынешняя улица Оренбургская, например, носила имя Струковская, Крюковская была Татарской, имени Цвиллинга – Наследовской, Володарского – Кладбищенской, Разина – Разбойной, Советская – Воскресенской, Калинина – Углицкой, Персиянова – Екатерининской.
На месте современного городского парка им. Персиянова и прилегающих к нему улиц была одна из четырех торговых площадей Илецка – Сенная. Её окаймляли лавки, где торговали хлебными изделиями и бакалейными товарами. Сено доставляли и продавали здесь преимущественно казаки из соседних станиц. Здесь же продавали скот казахи. Торговля велась преимущественно в понедельник и четверг. В двадцатые-тридцатые годы прошлого века на Сенном базаре было очень много грабежей, убийств, воровства. И чтобы искоренить эти негативные явления, решением райкома комсомола было снести базарную площадь и разбить на её месте городской парк. 
Парк, назван именем Петра Александровича Персиянова – первого председателя городского Совета рабочих и солдатских депутатов, созданного после Октябрьской революции. На территории парка установлен памятник трагически погибшему земляку – бюст на высоком постаменте. Эта скульптурная работа была создана Иваном Петровичем Чумаковым, жителем Соль-Илецка, участником Великой Отечественной войны, преподававшим многие годы рисование и черчение в школах № 1 и № 2.
Двигаясь на восток по Уральской улице, мы попадаем к сухому руслу Песчанки и одновременно на место бывшего конного базара. Поскольку Илецкая Защита находилась на пути караванов, которые шли из Азии в Оренбург, здесь караваны часто останавливались. На конном базаре продавали не только простых лошадей, но и знаменитых бухарских аргамаков. Продавали здесь и верблюдов. Среди торговцев были люди разных национальностей, здесь были не только казахи, но и туркмены, узбеки, башкиры. Караваны шли преимущественно из Хивы и Бухары.
Интерес представляет и Песчанка. В глубокой древности это была достаточно глубокая река. Ещё в четвертом веке нашей эры через неё переплавлялись на плотах сарматы. В реке ловили рыбу неводом. Это подтверждается археологическими находками. Во время проходки соляной шахты № 2 были найдены гипсовые грузила и обломок весла. Ко времени появления здесь россиян это был уже, как гласит подпись на одном из первых планов Илецкой Защиты, «суходол, по которому в вешнее время великое течение бывает». Поэтому несколько южнее от данного перехода для защиты соляных разработок строили дамбы, но с местом для пропуска воды, то есть цель была – регулирование потока. Называли Песчанку тогда Солянкой. Причина была в том, что в неё выкачивали с разработок соленую воду, которая стекала в верхнюю Елшанку.
Современный рынок расположен на площади, которую раньше занимали торговые ряды. В центре базарной площади сохранилась и постройка тех лет – так называемый «каменный магазин». Он принадлежал одному из именитых купцов Илецка Башкатову. Позади магазина располагались лавки «обжорного ряда». Купить здесь можно было самую разную снедь, о чем говорит и само название этих лавок. Продавали тут пироги, шаньги, блины, различные квасы: вишневый, смородиновый, солодовый. Бутылка лимонада стоила 7 копеек, фунт ржаного хлеба полторы копейки. 
По берегу озера шел ряд торговых купеческих амбаров. Торговали у входов в амбары. Продавали здесь деготь, хомуты, гвозди, стекло – все, что необходимо было не только городским, но и сельским жителям. Поэтому сюда приезжали казаки из окрестных станиц. Также продавали здесь хозяйственное мыло, изготовленное на Илецком мыловаренном заводе. В торговых рядах имелись и кожевенные лавки, в них не только торговали кожами, но и шили различную обувь.
Нужно заметить, что имелись здесь в продаже и дорогие продукты. Даже в зимнее время, как говорят, можно было купить в торговых рядах виноград; продавали здесь и черную икру и красную рыбу, которая, к слову сказать, в XIX веке редкостью не была. 
Дом, в котором помещается кинотеатр, до революции принадлежал братьям Каргиным. Их было трое: Михаил, Алексей, Иван. Были они, насколько можно судить по их действиям, весьма предприимчивыми людьми. Кроме этого большого солидно, но совершенно без излишеств, построенного торгового дома, братья имели магазины в Акбулаке и Покровке. Каргиным принадлежал и дом по улице Оренбургской, где сейчас находится редакция. Им принадлежали большие конюшни, красивые лошади и кареты. В праздники, особенно на Масленицу, хозяева бесплатно катали по окрестностям всех желающих. К началу 1917 года на счету у братьев оказалось 11 миллионов рублей. Торговый дом в Илецке Каргины закрыли после революции, здание же продолжает служить и теперь.
До наших дней на территории города Соль-Илецка сохранилась лишь одна церковь – иконы Казанской Божьей Матери, которая была построена в 1903 году. В районном музее сохранился документ – указ Его Императорского Величества, Святейшего Правительствующего Синода об открытии самостоятельного прихода при новоустроенной в городе Илецкой Защите церкви в честь Казанской Божьей Матери – 18 февраля 1904 года.
В 1903 году, когда закончилось строительство участка Ташкентской железной дороги от Оренбурга до Илецка, на станции образовалась привокзальная площадь, был построен вокзал. В помещении вокзала были залы для пассажиров 2-го и 3-го классов, где обслуживание было в соответствии с деньгами, уплаченными за билет. Здесь постоянно до 1917 года находился дежурный жандарм Илецкого жандармского отделения. Станция Илецк имела прямую телеграфную связь не только с Оренбургом и Ташкентом, но и с Петербургом и Москвой. В станционном здании помещалась и техническая контора, занимавшаяся профилактическим осмотром и текущим ремонтом железнодорожных путей. На привокзальной площади до революции пассажиров обслуживали частные извозчики.
Привокзальная площадь связана со многими событиями. За 100-летнее существование железной дороги немало выдающихся или просто интересных людей приезжало сюда или покидало этот край. В сентябре 1919 года на станцию прибыл агитпоезд «Октябрьская революция», с которым приехал председатель ВЦИК Михаил Иванович Калинин. Здесь на привокзальной площади его встречали жители города и красные войска. В память о посещении Илецка М.И. Калининым у въезда на площадь установлен памятник ему – небольшой бюст на пьедестале. Скульптор изобразил его таким, каким он выглядел в те годы; ему тогда было 44 года. В память пребывания в Илецке председателя ВЦИК поставлен не только памятник, но названа и одна из улиц города.
Заслуживает внимания и дом по улице Калинина, где сейчас находится сберкасса. В этом доме до революции находился приют для детей-сирот.
Знаком жителям города и дом Плещеева, который находится на углу улиц Советской и Цвиллинга. Известно, что в нем жил тесть поэта А.М. Руднев, служивший на соляном руднике.

© 2012 МБУК "МЦБС" Соль-Илецкого района. Все права защищены.