ГлавнаяПетр Иванович Рычков

     В 2017 году отмечается 305 лет одному из основателей Оренбургской губернии, выдающемуся российскому учёному, первому члену-корреспонденту Академии наук России, Петру Ивановичу РычковуЗа приверженность науке, неутомимость в трудах и плодотворность работы его называют Ломоносовым и Колумбом Оренбургского края.

 «Мое намерение и желание ни к чему иному не клонится,
как токмо усердно служить Отечеству»
 

Рычков П.И.

 

 

 Петр Рычков…

Это имя почтением и благодарностью называли Ломоносов и Пушкин, выдающиеся естествоиспытатели Лепехин и Паллас, видные ученые Мильков, Каратаев, Бак, издатели всех всемирно известных энциклопедий и словарей.

За приверженность науке, неутомимость в трудах и плодотворность работы биографы называли его Ломоносовым и Колумбом Оренбургского края. Заброшенный в молодости судьбой в дикие и пустынные места Заволжья, Рычков стал первопроходцем нашего края и исследователем его природных богатств. Здесь он прожил свыше 40 лет, служил бухгалтером Оренбургской экспедиции, заведовал губернской канцелярией, был правителем Илецкого соляного промысла и Екатеринбургских казенных заводов. Но, четко выполняя свои служебные обязанности, он никогда не отодвигал на второй план научные задачи. В их решении он видел свой гражданский долг, руководствуясь жизненным принципом: «Век жить, век учиться и трудиться».

С именем Рычкова связан и расцвет илецкого соляного промысла. Им были разработаны новые технологии добычи, по-новому организован труд – он заменил каторжников наемными рабочими. А научным результатом его деятельности стала статья «Описание Илецкой соли».

В самом конце 1769 г., Петр Иванович Рычков получил от нового оренбургского губернатора И.А. Рейнсдорпа приглашение возглавить правление соляных дел губернии. Член-корреспондент Академии наук, автор нескольких книг, Рычков не оскорбился назначением его на сугубо хозяйственную службу со скромным годовым жалованием в одну тысячу рублей и энергично взялся за дело. По его собственным воспоминаниям, «вступил в приготовление соляных учреждений». Об илецкой соли он уже писал в «Топографии Оренбургской», теперь же надеялся, что новая служба поможет расширить, углубить познания об уникальном месторождении.

Главной задачей нового правителя было определено «отправление Илецкой соли внутрь Империи перед прежними годами в наибольшем количестве». Интересы государства требовали для получения максимально высокого дохода постоянного увеличения вывоза соли за пределы Оренбургского края. Только бесперебойный, непрерывный ход соляной операции на всех ее этапах мог обеспечить значительный приток денежных средств в казну. Малейшие сбои и сложности, связанные с организацией добычи или поставки соли, влекли за собой огромные убытки, «урон казенному интересу».

Однако если с добычей соли на месторождении администрация края еще справлялась, то поставки ее всегда проходили со значительными затруднениями: нехваткой рабочих рук, вызванной малой численностью жителей края, их нежеланием «ставить» соль в отдаленные «жительства» края. Парадокс ситуации заключался в том, что наиболее доходным являлся вывоз соли в «волжские города», - Нижний Новгород, Кострому, Ярославль, - но именно его осуществление проходило сложнее всего. Для улучшения создавшегося положения руководство тогда еще Оренбургского соляного комиссарства заключило в 1766 г. подряд с бывшим симбирским купцом, коллежским советником С. Тетюшевым, одним из условий которого являлась постройка соляной пристани на р. Белой для ежегодного отправления в Нижний Новгород «по миллиону пудов илецкой соли». Условия договора выполнены не были: построенная подрядчиком пристань не оправдала возлагавшихся на нее ожиданий. Таким образом, требуемая центральными властями организация постоянных соляных поставок за пределы Оренбургского края осуществлялась нерегулярно, от случая к случаю. Разобраться с создавшейся ситуацией, найти возможность каким-то образом исправить ее должен был новый глава Оренбургского соляных дел правления, Петр Иванович Рычков. Сразу после вступления в должность, Рычков отправился в поездку по краю, «для избрания пристани и способнейших мест». Зима 1769-1770 г. прошла в постоянных разъездах.

Возглавив промысел, Рычков поставил задачу увеличить добычу соли до одного миллиона пудов в год. Для этого нужно было, как он считал, улучшить условия и организацию труда горняков. Рычков вводит на руднике своеобразную производственную кооперацию, почасовую оплату труда с выработки. Откачивать рассол из ям стали насосные машины. Рычков придумывал разные приспособления для подъема соляных глыб из шахты, вырубку соли велел вести не только в вертикальном, но и в горизонтальном направлении. В результате в подземном руднике образовались просторные камеры, где могли одновременно работать несколько горняков. Все же это был тяжелый, «потопроливной» труд. Рычков впоследствии опишет так: «Сперва они прорывают борозды глубиной в пять четвертей, а шириною вершка в три так, чтобы одна борозда от другой расстоянием была на аршин. Таким образом, приготовя несколько борозд, совокупляясь в одном месте человек по 20 и по 30, сбивая соль с самой подошвы барсом (то есть особым бревном), ударяя им по нескольку раз в косяк. А как косяк даст трещину, то отделяют его от подошвы соляной, запущая в него большие рычаги, коими отваливают его в сторону. В таком косяке случается пудов по триста и более»…

Чтобы перевозить соль более дешевым водным путем, Рычков добился денег на строительство легких барочных судов, речных пристаней. Наполовину сократил число каторжников, заменив их вольнонаемными рабочими. В течение 1771 года ему удалось добыть 359 тысяч пудов, то есть в семь раз больше того, что планировал первый арендатор рудника Алексей Углицкий.

Кропотливый труд и прилагаемые усилия оказали самое положительное влияние: уже в феврале 1770 г. вновь начала действовать до этого заброшенная Бугульчанская пристань, «...дабы ею соляные поставки от верховья Белой реки до города Нижняго умножены были...». С лета 1770 г. началось отправление соли с еще одной пристани, также находившейся на р. Белой, с Уфимской. На р. Каме велось строительство соляной пристани и «соляных магазейнов» в «экономическом селе Бетки», местонахождение которых было определено П.И. Рычковым в январе 1770 г. Несмотря на большую занятость, связанную с необходимостью регулярно «иметь присутствие» в Оренбурге для проведения заседаний правления, Рычков старался по возможности чаще совершать поездки на соляные пристани, контролируя их работу и «ревизуя» находившихся там командиров. Результатом постройки и организации интенсивного режима работ пристаней явилось увеличение объемов вывозимой соли и, соответственно, увеличение доходов казны.

П.И.Рычковым не были оставлены без внимания и проблемы усовершенствования поставок соли с месторождения, как на пристани, так и в отдельные крепости и «жительства» Оренбургского края. По его инициативе все служащие, отвечавшие за организацию развозов соли в Оренбурге и на местах, получили строжайшее предписание «...с соляными повозщиками и со всеми работными людьми... поступать справедливо и безпристрастно, особливо же с башкирцами, приласкивая их по их свойству и нравам, чтоб они к соляным повозкам время от времяни наиболее и не свыше прежних цен приохочивались, а обид и притеснений не только не чинить, но и всячески их от того защищать...». Другой важной мерой было ужесточение контроля за тептярями – выходцами главным образом из Среднего Поволжья, поселившихся в здешнем крае после завоевания Иваном Грозным Казанского царства. По проекту С.Тетюшева тептяри были привлечены к поставкам соли на Ашкадарскую пристань, а позднее, при оренбургском губернаторе И.А.Рейнсдорпе, их решено было использовать при перевозках соли и на другие соляные пристани. Однако тептяри, не желая выполнять возложенные на них поставки, всячески старались избежать их, нанимая вместо себя других местных жителей, чаще всего башкир.

Такие действия приносили убытки «казенному интересу», в связи с чем в 1770 г. Рычков отправил письмо в Уфимскую провинциальную канцелярию с предложением самым внимательным образом следить, «...дабы тептери и бобыли положенную на них соль впредь сами за себя ставили, а буде кто вместо себя нанять похочет, то б нанимали они из своей братьи, тептерей и бобылей, а других, особливо же башкирцов, к тому не нанимали...». И.А.Рейнсдорп, неприязненно относившийся к Рычкову, сначала не соглашался с данным предложением, и только непосредственное вмешательство директора Главной Соляной Конторы П.Д.Еропкина позволило реализовать его.

Служебная круговерть, многогранные хлопоты о руднике отбирали у Рычкова много времени, но и обогащали его живейшим материалом для творчества. В 1772 году в «Трудах Вольного экономического общества» публикуется большая его статья «Описание Илецкой соли» - первое в экономико-географической литературе аналитическое исследование соляного промысла. В ней говорится, что соль расположена огромным куполом и, хотя разработки ведутся уже на глубине тринадцати сажен, «конца залежи не предвидится, ибо природа в неизмеримом количестве ее приготовила». Неизвестно, когда и кем она найдена, «но в том, ни малейшего нет сомнения, что и древние пользовались солью. Свидетельства тому развал, множество ям и насыпных бугров, где они ту соль добывали».

В ноябре 1772 года начальник Главной соляной комиссии тайный советник Михаил Яковлевич Маслов прислал Рычкову орден, в котором объемы добычи соли были «похвалены и почтены против всех годов отличными».

Тщательно отлаживаемая, годами создававшаяся система добычи и поставок соли с илецкого месторождения рухнула почти в одночасье, в результате событий Крестьянской войны 1773-1775 гг.: многие соляные магазины и лавки были разграблены или сожжены, также пострадали и соляные пристани, работавшие на вывоз соли в другие районы. В феврале 1774 г. пугачевским атаманом Хлопушей была захвачена построенная при месторождении крепость, Илецкая Защита. Уходя из крепости, Хлопуша забрал всех находившихся там «у рубки соли» ссыльных «в армию к государю Петру Федоровичу». Даже в конце 1776 г. Оренбургское соляных дел правление получало «доношения» от командования Илецкой Защиты, что находившиеся в крепости ссыльные в большинстве своем «...стары, дряхлы и как к рубке соли, так и ни к каким работам неспособны...». Тем не менее, усилиями правления и в первую очередь его главы, П.И.Рычкова, уже в 1774 г. разрушения на месторождении были исправлены, а к 1775 г. опять начала свою работу восстановленная Стерлитамакская пристань на р. Белой.

Тревожная и нестабильная после «пугачевского замешательства» обстановка в крае вынудила П.И. Панина осенью 1774 г. создать при Оренбургской губернской канцелярии «Особую иноверческих дел экспедицию». К участию в ее работе был привлечен и П.И. Рычков, и уже в январе 1775 г. им по приказу П.И. Панина был составлен «Проект инструкции учрежденной при Оренбургской губернской канцелярии иноверческой и пограничной экспедиции». Реально оценивая положение дел в Оренбургском крае, Рычков предлагал целый комплекс мер для восстановления «спокойства и тишины здешних пограничных мест».

Главное внимание должно было быть уделено двум наиболее крупным и «беспокойным» из проживавших в крае народов: «киргиз-кайсакам» и башкирам. В отношении казахов Рычков советовал продолжать использовать уже оправдавшую себя практику «аманатов», т.е. удержания в Оренбурге заложников из знатных казахских родов, в первую очередь из детей ханов «Меньшой и Средней орд». Для защиты жителей края от набегов казахов предлагалось использовать т.н. «баранту» - «захват и удержание при других случаях из тех же самых родов, приезжающих на торг и в крепости киргизцов. Хорошо понимая, какую угрозу для центральной администрации создало бы объединение до этого разрозненных казахских или башкирских родов, Рычков в качестве защиты от него выдвигал принцип «разделяй и властвуй»: «...по самым политическим резонам к пресечению их т.е казахов и башкир злодейств и больших скопов, удобнейшего средства нет, как употребление их же самих, поднимая улус на улус и одну орду на другую, по их известным расположениям.

Проживавшие в крае татары и мещеряки, как «люди надежнейшие», должны были находиться на более привилегированном по сравнению с «киргизцами и башкирцами» положении. В отличие от них, в соответствии с «Проектом», теряли имевшиеся у них преимущества в налогообложении тептяри: «...всех сих называющихся тептерями и бобылями и разсуждается в полной подушной оклад положить и рекрут с них взыскивать так, как и с протчих...».

Комплекс мер, предложенных П.И.Рычковым, как «человеком знающим», несомненно, учитывался местной администрацией при выработке дальнейшей политики по отношению к иноверческому населению, что способствовало прочному «закреплению» Оренбургского края в составе Российской империи. Однако и здесь его работа в составе Иноверческой и пограничной экспедиции осложнялась напряженными отношениями с И.А. Рейнсдорпом. На создавшееся положение дел мало влияния оказал даже сенатский указ от 15 декабря 1775 г., предписывавший последнему оставить Рычкова «при делах и иноверческих в Оренбургской губернии, отделенных в особую экспедицию». Нелюбовь Рейнсдорпа к Рычкову отрицательным образом сказывалась на осуществлении им своих замыслов и проектов, тормозила проведение в жизнь многих действительно полезных и нужных для края мероприятий. Кроме этого, как обнаружилось позднее, талантливый ученый и «управитель» не всегда умел оценивать людей. Так, уже в 1780 г. закончилось тянувшееся с 1776 г. следствие по случаям воровства и «потаенной» продажи соли среди служащих Оренбургского соляных дел правления. В ходе его, среди прочего, выяснилось, что помощник П.И.Рычкова по правлению, коллежский асессор Федор Стадухин был виновен «...в умышленной утайке из полной и действительной продажи соли, в перемене вместо настоящих ведомостей и документов другими со уничтожением и отобранием к себе первых, во удержании у себя за потаенно проданную соль немалого числа денег...».

И все-таки эти обстоятельства никоим образом не уменьшают значимости проделанного П.И. Рычковым для освоения и процветания Оренбургского края, ставшего его второй Родиной. Труды и заботы Рычкова, осуществленные им мероприятия, имевшие значение, как для настоящего, так и для будущего развития края, - заслуженно позволяют назвать его истинным «радетелем и устроителем края Оренбургского»!

© 2012 МБУК "МЦБС" Соль-Илецкого района. Все права защищены.